Перверсия: как она проявляется и лечится

Как унижает, манипулирует и уничтожает перверт? Нарциссизм и перверсия имеют много общего, но есть особенности присущи именно первертам. Как ведут себя перверсные личности в терапии — обратимся к немецким коллегам и моим наблюдениям.

Перверсия: как она проявляется и лечитсяМы находимся, в лечении первертов,  далеко от здорового и невротического поля, здесь действует «обессмысливание», которое несут эти пациенты. Важнейший вопрос терапии таких пациентов: насколько их хроническая потребность отыгрывать свою травму (садомазохизм, насилие, злоупотребление) может быть проанализировано и проработано? То есть эти пациенты одержимы лишь желанием повторять или доступны для вопросов об их способах существования? В первом случае терапевтические отношения  придут к безрезультатной конфронтации между аналитиком, который предлагает помощь, и пациентом, который использует энергию аналитика, чтобы побороть его усилия, таким образом, свою разрушительную способность. Во втором случае отношения могут перейти в позитивное русло, делается возможным развитие позитивного  переноса, который стремиться к облегчению и улучшению. Мы должны, однако, признать, что наши средства стимулировать второй вариант ограничены. Также социальная одобряемость перверсных форм ухудшает прогноз: насколько они актуально практикуются в повседневной жизни, например, на работе.

Мы должны признать, что терапевтические средства стимулировать возможность перверсных личностей к лечению ограничены. Перверсия далеко не всегда поддается лечению. 

Перверты, которые нас посещают, не дают нам распознать в себе первертов. Оба партнера применяют усилия ввести нас в заблуждение или, по крайне мере, представить ситуацию двойственно. «Так один из партнеров может ссылаться на любовь, чтобы легитимизировать свою перверсию. Эта якобы «любовь» создает, общую тему, в которой оба партнера себя находят.

Этот союз настолько двусмысленный, что можно было опасаться этим интересоваться — так это сильно выглядит, как недоразумение. Такая склонность скрываться за «невротичным» фасадом была распознана также с помощью теста Роршаха: «Мы выбрали выражение «деформация отношений», т.к. речь идет об очень извращенном процессе отрицать знание другого.

Двойная игра, которую перверты ведут в отношениях включает подчинение.

Есть опасность, что этот обман останется незамеченным, аналитики говорят об этом в литературе часто запоздало: «Через некоторое время пациент признался аналитику, что раньше рассказывал аналитику ложные воспоминания, истории о фрустрации и покинутости, так как такие историю аналитику нравятся». Не нужно недооценивать удовольствие, которое получают перверты обманывая и унижая аналитика, таким образом.

Парадоксальное желание терапии и перверсия

Парадоксы первертных отношениях проявляются, конечно, и в психоанализе. «Я прошу Вас о помощи, но ни в чем не нуждаюсь», «Я пришел к Вам, потому что Вы этого хотите», «Я прошу Вас о помощи, но не имею желания» — так звучат некоторые формулировки первертов.

Иногда они принимают манипулятивную или грандиозную окраску. Они могут вводить аналитика в ситуацию, когда он может чувствовать себя почитаем, так как ему разрешено их лечить. Бывает, кто пациент меняет роли и пытается прочить нас: «Вы знаете доктора М.?» — спрашивает он нас по телефону еще до того, как представился.

Если такие пары посещают психологов, они затаивают ненависть, бояться о себе размышлять и обдумывать прошлое. Их желание проходить психоанализ — с самого начала амбивалентно: «Помоги мне без того, чтобы меня понять или что-то изменить».

Благодаря таким парадоксам пациент увертывается от утверждений, которые вынуждали бы их к персональной позиции.

Перверты не придают значения внутренней ценности сообщения, в нем он видит только чистую, больше или меньше соответствующую правде, очищенную от аффекта информацию. Коммуникация фальсифицируется и разрушается. Парадокс перверсных пар в терапии: «Мы коммуницируем, чтобы стало еще хуже, мы разговариваем, чтобы нас меньше понимали, мы ведем диалоги, чтобы нас разрушали».

Парадокс первертов в терапии: «Мы разговариваем, чтобы нас меньше понимали, мы ведем диалоги, чтобы нас разрушали»

Другая сложность, которая ограничивает доступ к первертам их дефицит любопытства к себе самим, к партнеру, другим и вообще к психическим процессам. Вероятно, эта способность была уничтожена еще тогда, когда будучи детьми, они подергались перверсным маневрам.

Они могут сообщать о насильственных действиях, как о мелочах или анекдотах. Поиск причин, знаний о психических процессах, согласование с другими остаются недостижимыми задачами.

«Я уже достаточно настрадался, теперь с этим покончено» — сказал нам однажды улыбающийся пациент.

В благоприятных случаях эта ненависть к мышлению может быть лишь анестезией психики, а при этом сохранилась здоровая часть, которая при благоприятных условиях может вновь ожить. И такой возможностью может стать психоанализ, в котором пациент почувствует экзистенциальную безопасность, в последствии чего способность к образному мышлению и символизации вернется.

Перверты могут испытывать сеттинг при помощи невербальных сообщений: жесты, другая невербальная коммуникация могут использоваться, чтобы другого поработать, унизить, подчинить. Аналитику неприятно обращаться к другому нейтрально, если другой осматривает его с полузакрытыми веками.

Этими маневрами перверт переворачивает отношения и превращается в того, кто нас осматривает и анализирует. При помощи только взгляда у них получается вызвать у нас ощущение обесцененности.

Они могут осознанно вальяжно развалиться на кресле, давая нам понять, какого они небольшого о нас мнения.

Сеттинг включает в себя идентичность как врача, как психиатра или как психотерапевта, которая разрушается. Например, пациент говорит аналитику: «Мне сказали посетить психолога». Эти неточности нужно сразу корректировать, иначе можем дать ему повод обвинить нас, что мы из-за своего молчания склонили его к ошибке.

В заключении скажем, что перверсия — это не обязательно сексуальные отклонения, под этим словом понимается, как в этой статье, определенную психологическую организацию личности. Многие аналитику перверсную структуру приравнивают к нарциссической, некоторые проводят между ними разницу. В этой статье использован второй вариант, к которому я лично также склоняюсь.

Я — Психотерапевт психоаналитической ориентации в Киеве, провожу психоанализ и психоаналитическую психотерапию. Смотрите мои лекции по перверсии и нарциссизму и записывайтесь на прием лично и по скайпу.

Источник: https://www.a-nechaev.com/portfolio/perversiya/

Сексуальные перверсии — Белая Клиника

Перверсия: как она проявляется и лечится

Одно из первых определений патологического сексуального поведения принадлежит Р. Крафт-Эбингу, по мнению которого извращением — при существующей у индивида возможности естественного полового удовлетворения — необходимо считать всякое проявление полового инстинкта, не соответствующее целям природы, т. е. размножению.

В настоящее время большинство сексологов придерживается мнения, что только часть сексуальных девиаций носит явно патологический характер. Так, К. Имелинский (1986) указывает на два специфических признака парафилии:

1) навязчивое (принудительное) желание реализовывать только перверсные формы сексуальной активности и нарушения в создании тесного партнерского союза; 2) отсутствие жажды наслаждения от близости с половым партнером и подмена ее стремлением к наслаждению от выполнения определенных действий сексуального характера.

Таким образом, парафилии исключают глубокие партнерские связи, поскольку роль партнера сводится к функции обезличенного стимула, сексуального раздражителя, запускающего механизмы удовлетворения аномального полового влечения в типичных для каждого больного ситуациях. Сексуальные контакты лиц, страдающих парафилиями, характеризуются анонимностью и проявлениями промискуитета.

А.А. Ткаченко (1999), обобщая многочисленные исследования, выделяет целый ряд специфических особенностей в сексуальных предпочтениях лиц с парафилиями (в той или иной степени многие из них присущи всей девиантной сексуальности).

Партнер для парафильных актов подбирается по наличию каких-то чисто внешних сексуально возбуждающих символов (в каждом случае сугубо индивидуальных), а его собственные чувства и желания игнорируются.

Формальными критериями выбора объекта для парафильных реализаций являются определенный возраст или тип телосложения, особенности одежды, цвет волос, обильная косметика и др. У лиц с парафилиями садомазохистского круга часто отмечается сексуальное возбуждение при виде крови — своей или чужой.

Причем они утверждают, что с детства плохо переносили кровь, каждый раз ощущая непонятную взвинченность или слабость. Похожее действие оказывает черный цвет, например сексуальное поведение запускается при виде черных колготок или лосин. Известно, что черная кожа широко используется в садомазохистских практиках.

В других случаях сексуальное возбуждение может наступать при виде льющейся мочи, звонком детском смехе. В качестве стимула, запускающего аномальное сексуальное поведение, могут выступать запахи. Например, запах духов и алкоголя, исходивший от жертвы, порождал неумолимое желание совершить изнасилование, а затем нанести ей множество ударов ножом.

В большинстве случаев лица с парафилиями склонны к стереотипному, клишированному сценарию поведения, что проявляется в тенденции каждый раз проводить одни и те же сексуальные действия (однообразное ощупывание половых органов, фелляция, особые ритуалы, предваряющие или даже замещающие коитус) в строго определенной окружающей обстановке (парк, кабина лифта и др.). При этом осуществление стереотипа в полном объеме, равно как и степень наслаждения, во многом зависят от желаемой эмоциональной и поведенческой реакции партнера, порой весьма жестко обусловленной (испуг, стыд, оцепенение либо сопротивление насильнику).

Сексуальные действия лиц, страдающих парафилиями, часто приобретают самоценный характер, в результате чего процесс исполнения вынашиваемого замысла (начиная с поиска объекта) оказывается важнее и приносит большее наслаждение, чем его логическое завершение. Поэтому не являются редкостью отсутствие эякуляции и оргазма, несмотря на выполнение субъектом достаточно сложного и длительного ритуала, связанного с реализацией аномального полового влечения.

Прослеживается своеобразный возврат на более ранние этапы индивидуального развития. Примером является типичное поведение педофила с разглядыванием и ощупыванием половых органов ребенка: при нормальном психо-сексуальном развитии такие действия свойственны детям 2-4 лет. Манипуляции с жертвами и трупами, их расчленение сходны с играми ребенка, когда он с любопытством разбирает игрушки.

У парафиликов нарушено осознавание себя (субъекта), мотивов своего поведения и окружающей реальности, частью которой является объект их вожделения.

Поэтому для них свойственно ощущение непроизвольности или насильственности собственных сексуальных переживаний, отчуждение себя от своих действий и искажение самосознания вплоть до отождествления себя с женщиной (в ощущениях, эмоциях, мышлении) в ситуации полового контакта.

Истинные парафилии являются для субъекта практически единственным источником полового удовлетворения (обычный половой акт если и возможен, то все равно не дает необходимых ему ощущений и полной сексуальной разрядки).

Часть из них имеет тенденцию к прогрессированию (учащению и расширению круга перверсных сексуальных действий, постепенному подчинению всей жизни человека удовлетворению аномального полового влечения) — прогрессирующие формы парафилии.

Так, единичные акты эксгибиционизма могут постепенно учащаться и в наиболее тяжелых случаях поиск возможностей для совершения эксгибиционистских актов становится смыслом существования человека с данной перверсией и вытесняет все остальные интересы, грубо нарушая социальные связи.

Нарастание частоты перверсных действий нередко сочетается со снижением остроты сексуальных переживаний и одновременным усилением раздражительности, ощущения пустоты, чувства неудовлетворенности, что, в свою очередь, побуждает человека все чаще прибегать к перверсным реализациям, приносящим хотя бы временное облегчение.

Сексуальные переживания приобретают характер неодолимой болезненной привычки, постепенно нарастает социальная неприспособленность, изоляция от окружающего мира. Такие лица могут ощущать свою ущербность, внутреннее раздвоение переживаний, после снятия сексуального напряжения у них нередко появляется чувство отвращения к себе.

Читайте также:  Феварин: инструкция по применению, отзывы, аналоги и цена

Импульсивные формы парафилий проявляются периодическим нарастанием желания патологической сексуальной активности в промежутках между периодами нормального полового поведения. Такой человек временами начинает испытывать сильное беспокойство на фоне усиления сексуального напряжения, которое требует разрядки, достигаемой путем совершения парафильного акта.

Больные, страдающие импульсивными формами парафилий, в социальном плане лучше адаптированы, часто имеют семью, не привлекают к себе особого внимания и после совершения насильственных действий сексуального характера долгое время не попадают в поле зрения правоохранительных органов.

В связи с высокой вероятностью повторения парафильных реализаций они представляют наибольшую социальную опасность.

Психологические механизмы аномальной сексуальности разнообразны. Считается, что существенная роль в ее развитии принадлежит нарушениям половой идентичности, т. е. осознанной половой принадлежности индивида, с которой соотносятся прочие свойства его самосознания.

Результаты исследований свидетельствуют о большей выраженности фемининных психологических черт при парафилиях, а у подавляющего числа сексуальных насильников имеются нарушения полоролевого поведения. Лицам с парафилиями свойственны нарушения эмпатии, т. е. способности идентифицировать и понимать чувства и эмоциореакции других людей.

Следствием этого является развитие неконтролируемых влечений, в русле которых другой человек может восприниматься как обезличенное средство для удовлетворения собственных половых потребностей.

Дефицит эмпатии приводит к тому, что выражение жертвой боли, страха и других сильных отрицательных эмоций вызывает чувство удовольствия, сексуального возбуждения или гнева, облегчая выполнение парафильного акта, даже если он носит криминальный характер.

Снижение способности к сопереживанию сочетается с затруднениями в общении с другими людьми, трудностью в принятии новых форм поведения, настойчивом следовании строгим ритуалам половых контактов, возникновением тревоги и страха при малейшем отступлении от выработанного поведенческого стереотипа.

Характерной особенностью парафилий является регресс к детскому игровому поведению, которое отчетливо прослеживается в сексуальных действиях больных.

Причем такие его элементы, как отсутствие регуляции поведения общественными нормами, «зачарованность» выполняемыми действиями с исчезновением к ним критики, потеря ощущения собственной индивидуальности и утрата границы между воображаемым миром и социальной действительностью, позволяют говорить о наличии у лиц, страдающих парафилиями, патологического (аутистического) игрового поведения.

Аномальной сексуальности также свойственны «изменения» объекта сексуального влечения (доведение его до определенного эмоционального состояния, например, испуга и удивления при эксгибиционизме) либо «избегание» нормативного объекта и поиск нового ненормативного объекта с определенными характеристиками (полоролевая и личностная незрелость ребенка при педофилии). В целях преодоления внутреннего дискомфорта и оправдания своих поступков (при формах реализации, связанных с грубым нарушением моральных и правовых норм) лица с парафилиями используют психологический механизм деперсонификации, т. е. обезличивание объекта патологического влечения и обесценивание собственных действий по отношению к нему. Это способствует реализации собственных агрессивных импульсов, позволяет преступить морально-этические барьеры, связанные со значимостью и ценностью другого. У части больных с парафилиями возникает внутренний конфликт между перверсной сексуальностью и общепринятыми нормами полового поведения, что приводит их к депрессии, попыткам самоубийства, злоупотреблению алкоголем и наркотиками, тяжелым невротическим расстройствам. В других случаях аномальное половое влечение настолько тесно связано с деформированной личностью субьекта, что не вызывает у него серьезных душевных переживаний и чувства вины за содеянное даже после самого тяжкого сексуального насилия.

Причины перверсий до конца не изучены. Считается, что в формировании всех сексуальных отклонений, включая и их патологические, перверсные формы, играет роль множество биологических и социально-психологических факторов.

Существуют данные о связи парафилий, в частности, садизма с органическими поражениями мозга вследствие родовой травмы, роста опухоли, перенесенной нейроинфекции.

Главным образом повреждается лимбическая система, ответственная за агрессивность индивида, в результате чего мозг патологически активируется для передачи сигналов к нападению одновременно с сигналами полового возбуждения.

Имеют значение неблагоприятная наследственность; гормональные нарушения; различные искажения психосексуального развития, в том числе обусловленные дефицитом эмоционального и телесного контакта с матерью в первые три года жизни ребенка, неправильным половым воспитанием, изоляцией от сверстников, асоциальным окружением; психические расстройства при шизофрении, эпилепсии (особенно височной локализации), расстройствах личности (тяжелых психопатиях) и т. д.

В основе парафилий чаще всего лежит сочетание нескольких факторов, негативно воздействующих на сексуальную сферу человека и препятствующих становлению зрелой сексуальности.

Лечебно-реабилитационная программа строится с учетом выявленной психической патологии личностных особенностей больных, их социальной адаптации. В комплексном лечении парафилий важнейшая роль принадлежит психотерапевтической коррекции.

Психотерапия направлена на ослабление, а затем и устранение патологического сексуального влечения и связанных с ним душевных переживаний, постепенное формирование эстетического восприятия лиц противоположного пола, этически правильного отношения к ним, отработку и закрепление навыков естественного и непринужденного общения, а на завершающем этапе — развитие адекватного отношения к потенциальному сексуальному партнеру и обучение соответствующим формам полового поведения.

За рубежом периодически предпринимаются попытки устранения некоторых видов перверсий с помощью хирургических операций на головном мозге. Однако против данного способа лечения существуют серьезные возражения: необратимость хирургического воздействия на мозговые центры, опасность для жизни и здоровья человека.

Источник: https://www.whiteclinic.ru/seksologiya-i-psichoterapiya/seksualnie-perversii

Половые извращения: симптомы, лечение

Перверсия: как она проявляется и лечитсяПоловые извращения (половые перверсии, парафилии) – это расстройства ориентации сексуального либидо или обстоятельств его удовлетворения.
Симптомы половых извращений
К ним причисляются полоролевые извращения, которые обусловливаются искаженным (извращенным) стандартом полоролевого поведения. Среди них выделяются сексуальное удовлетворение, которое получается при условии жесткого обращения с партнером (садизм) или, напротив, страданий, наносимых им (мазохизм). В состав другой группы включаются половые перверсии, при которых сексуальное либидо направлено на несоответствующий объект или адекватная половая активность с партнером заменяется искусственными операциями: половое либидо к самому себе (нарциссизм), животным (зоофилия, скотоложство), мертвым (некрофилия), к родственникам (инцестофилия). Извращения могут выражаться в желании владеть определенным предметом (фетишем), который принадлежит другому индивиду и вызывает сексуальное возбуждение (фетишизм), например, пристрастием к обуви (ретифизм), склонностью одевать одежду другого пола (трансвестизм). С данным видом близко либидо к куклам или статуям (пигмалионизм). Сексуальные перверсии могут выражаться в реализации таких искусственных поступков, как раздевание перед незнакомыми субъектами (эксгибиционизм), наблюдение сексуального акта, гениталий, уринации или дефекации (вуайеризм). К третьей группе относятся извращения, при которых сексуальное либидо направлено на субъектов “ненадлежащего” возраста: детей (педофилия), подростков (эфебофилия) и пожилых (геронтофилия). Последняя группа половых перверсий охватывает либидо к субъектам своего пола (гомосексуализм мужской – уранизм, мужеложство, педерастия и женский – лесбийская любовь, сапфизм).
Чувство принадлежности к противоположному полу со склонностью поменять пол в паспорте и сделать хирургическую коррекцию (транссексуализм) не рассматривается как половое извращение и в некоторых ситуациях может получить подобающее правовое признание.
Некоторые сексуальные перверсии могут совмещаться как со здоровым сексуальным либидо(к примеру, при бисексуализме), так и с иными извращениями в самых всевозможных сочетаниях. Для сексуальных перверсий свойственны качественные отклонения сексуального либидо и действий с фрагментарной или полной заменой ими адекватной половой жизни.

Причины и происхождение половых извращений

Действующие концепции (генетическая, неврогенная, нейроэндокринная, условно-рефлекторная, психоаналитическая и т.д.) разъясняют только некоторые моменты в целостном механизме возникновения половых перверсий. Сексуальное либидо вырабатывается в течение послеродового развития и определяется согласованием социально-психических обстоятельств и биологической основы, которая зачастую обнаруживается искаженной в предродовом периоде. Наиболее полно происхождение половых перверсий разъясняет дизонтогенетическая доктрина, рассматривающая извращения как результат деформаций персонального психосексуального развития в послеродовом онтогенезе. Расстройства сексуальной дифференциации конструкций мозга в период внутриутробного развития могут привести к транссексуализму и искажениюполоролевого поведения. Субъективные качества или психологические заболевания, воздействие микросоциального окружения, деформации полоролевого поведения, а также расстройства ритмов и периодов психосексуального развития (раннее или заторможенное сексуальное созревание) – базисные факторы, в итоге глубокого взаимодействия которых возникают половые перверсии.

Как лечить половые извращения

Терапия половых перверсий сталкивается со значительными трудностями и рациональна лишь при существовании у пациента точной установки на лечение. Оно должно быть долгим и планомерным, заключать в себя всевозможные психотерапевтические методологии и нацеливаться не только на подавление нездорового либидо и вырабатывание адекватного, но и на преодолевание коммуникативных заболеваний и тренировку взаимодействия с субъектами противоположного пола. В целях кратковременного снижения либидо могут использоваться транквилизаторы. Гормональные средства оказывают влияние только на проявление либидо, не влияя на его нацеленность, и вследствие этого их использование может усилить серьезность заболевания.
Прогноз по большей части проблематичен. Предупреждение перверсий заключает в себе профилактику разнообразных патогенных воздействий, которые способствуют деформации сексуального либидо, и осуществляется по трем направлениям: во-первых, раннее распознавание и своевременная терапия у детей и подростков психических расстройств, которые обусловливают раннее психосексуальное развитие; во-вторых, с самого юного возраста предупреждение у детей расстройств общения; в-третьих, профилактика развращения и соблазнения, включая доступ к безнравственным изданиям.
По законодательству мужской гомосексуализм уголовно наказуем. Для иных сексуальных перверсий не предполагается никакое наказание согласно специальным статьям уголовного кодекса, но они могут попадать под действие статей, которые карают за истязание, сексуальные действия с малолетними, развратные действия, хулиганство.
Половые девиации – это отступления от установленных (в границах этнической культуры и т. п.) норм сексуального поведения. В отличие от сексуальных перверсий они присущи адекватной сексуальности, не относятся к патологии и как правило занимают место вспомогательных атрибутов в сексуальной жизни.

Текстиль. Качественное детское постельное белье с различными рисунками из мультфильмов, на котором малышу будет приятно спать, продается на kutumka.ru.

Март 4, 2011

Источник: https://belriem.org/?p=428

Перверсия: что это такое, симптомы и способы коррекции

Показать: [ все ] [ краткое ] [ полное ]

[ отечественный ] [ зарубежный ] Время: [ советское ] [ постсоветское ] [ современное ]

Найдено 2 определения термина ПЕРВЕРСИЯ

Показать: [ все ] [ краткое ] [ полное ] [ предметную область ]

[ отечественный ] Время: [ современное ]

Нарцисс или перверт?

Нарциссическая перверсия – это синтез перверсии и нарциссизма, но она отличается как от одного, так и от другого.

Соединяя в себе проявления нарциссизма и перверсии, она является способом организации психики, создавая личность особого типа.

Нарциссическая перверсия проявляется исключительно в межличностной сфере отношений, и эти отношения согласно Ракамье можно описать как моральное хищничество, когда функционирование одного человека устраивается за счет другого.

Нарциссическая перверсия и нарциссизм

Под нарциссическим понимается психическое функционирование, отмеченное эгоцентрическим поведением. В этом смысле нарциссический перверт является нарциссом. В отличие от нарцисса, нарциссический перверт не игнорирует другого, а уделяет ему повышенное внимание, подробно изучая его реакции.

 Понимание реакций другого позволяет ему совершенствовать манипуляции. Доведенная до высокой степени, манипуляция превращается в инструментализацию, то есть, субъект или жертва нарциссического перверта превращается в инструмент, совершающий действия не по своей воле, а в интересах НП.

Поэтому человека, находящегося в отношениях с нарциссическим первертом, принято называть жертвой.

Читайте также:  Акцентуация характера: классификация, причины и лечение

Перверсные нарциссические защиты

Отношения НП и жертвы можно охарактеризовать как психический захват. Нарциссический перверт захватывает психическую территорию жертвы, тем самым расширяя собственную. И уже на территории жертвы он будет отыгрывать тот негатив, который не может пережить.

Будучи не в силах справиться самостоятельно, нарциссический перверт посадит ростки своих проблем в психике жертвы. По мере их прорастания жертва будет проживать его горе, чувство беспомощности, ничтожности, его личный ад.

Вытеснив и пересадив в жертву всё неприглядное, сам НП будет возвышенно блистать в своей позолоченной броне.

Таким образом, нарциссическая перверсия – это своеобразный способ защиты психики, особый тип вытеснения. В большинстве случаев было бы более корректно говорить о перверсных нарциссических защитах, а не о перверсии как таковой.

Состоявшийся нарциссический перверт – весьма редкий кадр. Гораздо чаще встречаются разного уровня перверсные защиты, которые могут как сопутствовать некоторым психическим расстройствам, так и функционировать в пределах нормы.

Отсюда временный эффект «укуса вампира» у жертв НП, вышедших из перверсных отношений. Все мы неосознанно учимся друг у друга. Находясь под влиянием НП, жертва перенимает способы нарциссической защиты, и это не значит, что она сама становится НП.

Более того, по свидетельству тех же французских исследователей, микроскопическая доза нарциссической перверсии в качестве защиты необходима каждому, чтобы выжить в современном обществе.

Нарциссический перверт и его жертва

Нарциссический перверт способен нанести своей жертве значительный, порой непоправимый ущерб. НП склонен к доминированию, но при этом полностью зависит от своей жертвы. Доминирование над жертвой позволяет НП скрыть свою слабость.

На первый взгляд, жертва необходима ему, чтобы паразитировать на ней в бытовом плане. В некоторых случаях это отчасти верно, но это лишь верхушка айсберга. Дело в том, что нарциссический перверт ходит по краю пропасти глубокой депрессии, и жертва помогает ему в неё не провалиться.

Является ли нарциссическая перверсия патологией?

И да, и нет. Можно рассматривать ее как патологию личности, патологию поведения или как моральную перверсию, но всё это верно лишь отчасти.

Если нарциссическая перверсия становится обычной формой функционирования, она переходит в разряд патологии личности. В то же время, она проявляет черты моральной перверсии, меняющей природу межличностных связей.

От неврозов и психозов её отличает то, что она не причиняет своему обладателю никакого дискомфорта.

Нарциссический перверт не испытывает острой душевной боли или чувства вины, он не придет на курс психотерапии, его не встретить в кабинете психоаналитика.

Более вероятно найти нарциссического перверта на тренинге личностного роста или на курсах пикапа – в тех местах, где можно получить преимущество над другими.

  Политическое лидерство: типы, функции, сущность

Чаще всего о нарциссической перверсии можно узнать от жертвы, которая пришла на терапию как правило по совершенно другому поводу.

  • https://vocabulary.ru/termin/perversija.html
  • http://terme.ru/termin/perversija.html
  • https://mitravat.info/chto-takoe-nartsissicheskaya-perversiya.html

Источник: https://yazdorov.win/psihologiya-i-psihiatriya/perversiya-chto-eto-takoe-simptomy-i-sposoby-korrektsii.html

ПЕРВЕРСИЯ

сексуальное поведение, характеризующееся отклонением в отношении сексуальной цели и объекта. В психоанализе под перверсией понимается не столько извращенная сексуальность, сколько особая форма проявления сексуальности, связанная с искажением в развитии либидо и регрессией к инфантильной сексуальности.

   З.

Фрейд рассматривал перверсию в качестве многочисленных отклонений, касающихся как сексуального объекта, так и сексуальной цели. В работе «Три очерка по теории сексуальности» (1905) он обратился к исследованию такой формы перверсии, как инверсия, когда сексуальным объектом мужчины и женщины становятся лица не противоположного, а одинакового с ними пола (гомосексуализм).

В противоположность широко распространенной точке зрения в медицине того периода на инверсию как признак деградации З. Фрейд исходил из того, что у древних народов инверсия была частым явлением на высшей ступени их культурного развития, например в Древней Греции, и что у многих диких и примитивных народов она широко распространена, в то время как понятие «деградация» применимо к цивилизации.

По его мнению, «все люди способны на выбор объекта одинакового с собой пола и проделывают этот выбор в своем бессознательном». Либидозная привязанность к лицам своего пола является фактором нормальной душевной жизни.

С психоаналитической точки зрения, независимость выбора объекта от его пола, одинаковая возможность располагать как мужскими, так и женскими объектами, представляется первичной, характерной для детского возраста и примитивных ступеней древней истории.

Из этого первичного состояния путем ограничения в ту или иную сторону впоследствии развивается нормальный или инвертированный тип взрослой сексуальности. Среди факторов, оказывающих влияние на выбор сексуального объекта, важную роль, согласно З. Фрейду, играют преобладание архаической конституции и примитивных психических механизмов, с одной стороны, сексуальное запугивание в детстве и отсутствие одного из родителей – с другой.

   Обычно нормальной сексуальной целью считается соединение гениталий в половом акте. Однако уже в таком сексуальном процессе имеются зачатки того, что называют перверсией.

Это относится к разглядыванию, ощупыванию сексуальных объектов, к поцелуям, способным довести до оргазма без какого-либо генитального контакта, что позволяет устанавливать связь между перверсией и нормальной сексуальной жизнью. Другое дело, что перверсия, по мнению З.

Фрейда, представляет собой «переход за анатомические границы частей тела, предназначенных для полового соединения», или «остановку на промежуточных отношениях к сексуальному объекту, которые в норме быстро исчезают на пути окончательной сексуальной цели».

В этом смысле перверсии могут выступать в форме фетишизма, вуайеризма, эксгибиционизма, садизма, мазохизма и др. При фетишизме сексуальными объектами могут выступать части тела (нога, волосы) или неодушевленные вещи (верхняя одежда, нижнее белье, шарф). При вуайеризме проявляется страсть к подглядыванию при функции выделения.

Эксгибиционизм характеризуется показом своих гениталий в надежде получить возможность увидеть гениталии других. Садизм отличается склонностью причинять боль сексуальному партнеру с целью получения наслаждения от жестокости, а мазохизм – склонностью к получению удовольствия в испытании физической и душевной боли со стороны сексуального объекта.

   Рассматривая перверсии в целом, З.

Фрейд полагал, что у всякого здорового человека имеется какое-либо состояние по отношению к нормальной сексуальной цели, которое можно назвать перверсией, но некоторые из перверсий настолько удаляются от нормального, что их можно назвать болезненными.

В большинстве случаев болезненный характер перверсии обнаруживается не в содержании новой сексуальной цели, а в отношении к нормальному: «если перверсия проявляется не наряду с нормальными сексуальной целью и объектом, когда благоприятные условия способствуют нормальному, а неблагоприятные препятствуют ему, а при всяких условиях вытесняет и заменяет нормальное; мы видим, следовательно, в исключительности и фиксации перверсии больше всего основания к тому, чтобы смотреть на нее как на болезненный симптом».

   Усматривая тесную связь между нормальной и перверсной сексуальностью и говоря о так называемых положительных и отрицательных перверсиях, З. Фрейд попытался раскрыть отношения между неврозом и перверсией.

В частности, он исходил из того, что невротические симптомы образуются за счет перверсных сексуальных влечений, проявляющихся в поступках или воображаемых намерениях. У невротиков в бессознательном имеют место прорывы инверсии, фиксация либидо на лицах своего пола.

У психоневротиков проявляются различные склонности к переходу анатомических границ тела, к вуайеризму и эксгибиционизму, к активно или пассивно выраженной жестокости. В целом невроз, является, по выражению З. Фрейда, «негативом перверсии».

   Основатель психоанализа установил тесную связь между невротическим заболеванием, перверсией и инфантильной сексуальностью.

Он считал, что у маленького ребенка еще не воздвигнуты плотины против сексуальных излишеств, стыд, отвращение и мораль находятся в стадии образования и поэтому ребенок является, по сути дела, «полиморфно-перверсным» существом.

Маленький ребенок бесстыден, может получать удовольствие от обнажения своего тела, проявлять склонность к разглядыванию половых органов, у него наблюдается оральная и анальная эротика, связанная с раздражением соответствующих эрогенных зон, обнаруживается компонент жестокости сексуального влечения.

Инфантильная сексуальность связана с частичными влечениями, она не имеет такой центрации и организации, какая наблюдается у взрослых людей. В этом отношении инфантильная сексуальность является пер-версной. Как замечал З.

Фрейд в «Лекциях по введению в психоанализ» (1916/17), в детстве находятся корни всех перверсий, дети предрасположены к ним и отдаются им в соответствии со своим незрелым возрастом. Словом, извращенная сексуальность «есть не что иное, как возросшая, расщепленная на свои отдельные побуждения инфантильная сексуальность».

   В конечном счете З. Фрейд выступил против смешения сексуальности с продолжением человеческого рода, смешения, закрывающего путь к пониманию сексуальности как таковой, перверсий и неврозов. Именно под этим углом зрения в классическом психоанализе рассматривалась проблема перверсий.    

Источник: https://vocabulary.ru/termin/perversija.html

Невроз и перверсия

Значительная часть возражений против этого моего положения объясняется тем, что смешивают сексуальность, от которой я произвожу психоневротические симптомы, с нормальным сексуальным влечением. Но психоанализ учит еще большему.

Он показывает, что симптомы никоим образом не образуются за счет так называемого нормального сексуального влечения (по крайней мере не исключительно или преимущественно), а представляют собой конвертированное выражение влечений, которые получили бы название первертированных (в широком смысле), если их можно было проявить без отвлечения от сознания непосредственно в воображаемых намерениях и в поступках. Симптомы, таким образом, образуются отчасти за счет ненормальной сексуальности: невроз является, так сказать, негативом перверсии22.

В сексуальном влечении психоневротиков можно найти все те отклонения, которые мы изучили как вариации нормальной сексуальной жизни и как выражение болезненной.

а) У всех невротиков (без исключения) находятся в бессознательной душевной жизни порывы инверсии, фиксация либидо на лицах своего пола.

Невозможно вполне выяснить влияние этого момента на образование картины болезни, не вдаваясь в пространные объяснения; но могу уверить, что всегда имеется бессознательная склонность к инверсии, и особенно большие услуги оказывает эта склонность при объяснении мужской истерии23.

б) У психоневротиков можно доказать в бессознательном, в качестве образующих симптомы факторов, различные склонности к переходу анатомических границ и среди них особенно часто и интенсивно такие, которые возлагают роль гениталий на слизистую оболочку рта и заднего прохода.

в) Исключительную роль между образующими симптомы факторами при психоневрозах играют проявляющиеся большей частью в виде противоположных пар частичные влечения (Partiatriebe), в которых мы узнали носителей новых сексуальных целей, влечение к подглядыванию и эксгибиционизму и активно и пассивно выраженное влечение к жестокости.

Участие последнего необходимо для понимания страдания, причиняемого симптомом, и почти всегда оказывает решающее влияние на социальное поведение больных.

Посредством этой связи жестокости с либидо совершается превращение любви в ненависть, нежных душевных движений – во враждебные, характерные для большего числа невротических случаев и, как кажется, даже для всей паранойи.

Интерес этих результатов повышается еще некоторыми особенностями фактического положения вещей.

Читайте также:  Отзывы врачей и пациентов об антидепрессанте ципрамил

а) Там, где в бессознательном находится такое влечение, которое способно составлять пару с противоположным, всегда удается доказать действие и этого противоположного.

Каждая «активная» перверсия сопровождается, таким образом, ее «пассивной» парой; кто в бессознательном эксгибиционист, тот одновременно любит подглядывать (voyeur); кто страдает от последствий вытеснения садистских душевных движений, у того находится и другой приток к симптомам из источника мазохистской склонности.

Полное сходство с проявлением «положительных» перверсий заслуживает, несомненно, большего внимания, но в картине болезни та или другая из противоположных склонностей играет преобладающую роль.

б) В резко выраженном случае невроза редко находишь развитым только одно из этих перверсных влечений, большей частью значительное число их – всегда следы всех; но отдельное влечение в интенсивности своей не зависит от развития других. И в этом отношении изучение положительных перверсий открывает нам точную противоположность их.

Следующая глава

Источник: https://psy.wikireading.ru/81712

Современный психоанализ. Введение в психологию бессознательных процессов

. . .

Переходя к теме перверсий, мы снова касаемся базового влечения, а именно, сексуальности (ср. V. 3.1.). Речь о сексуальности вполне конкретно заходит в случаях таких общественных явлений, как проституция. порнография, садомазохистские перверсии, транссексуализм, эксгибиционизм, фетишизм.

Здоровая «зрелая» сексуальность исключает перверсии. Однако для этого требуется соответствующее воспитание и ряд способностей: умение контактировать с другими людьми, уверенность в себе. юмор и веселость, бесстрашие во взаимоотношениях с другими и с самим собой, дифференцированная чувственность и определенное знание людей.

Тогда сексуальность может быть чем-то большим, чем просто » инстинктивный порыв». может служить оживлению и обогащению межчеловеческих связей и отношений. И с этим трудно не согласиться. Правда, многих может испугать то.

что вместе с определением тех или иных сексуальных действий как перверсий, возникнет некий ценз, который не все разделяют.

Следует также учитывать, что на т. н. «перверсивные личности» достаточно легко — как и на больных наркоманией или на делинквентных личностей — проецируются собственные перверсивные составляющие.

Уже в 1905 году в известном сочинении «Три очерка по теории сексуальности» Фрейд показал, что все мы изначально » полиморфно перверсивных, т. е. имеем потребности:

  • — наблюдать сексуальные действия (инстинкт созерцания; вуайеризм),
  • — выставлять напоказ собственную наготу (наслаждение от показа;
  • эксгибиционизм),
  • — пользоваться интимными предметами в качестве заменителя желаемого лица (фетишизм),
  • — входить в состояние лица противоположного пола, одеваясь в его одежду ( трансвестизм),
  • — осознавать свою принадлежность к противоположному полу ( транссексуализм),
  • — мучить других, унижать физически или душевно (садизм).
  • быть терзаемым, мучимым (мазохизм).

К «перверсиями относится все, что характеризуется в качестве «отклонения от нормы» в определенном обществе. По отношению к норме перверсивное поведение является аналогом делинвенктного поведения.

При этом речь всегда идет и о поведении, не соответствующем социальным нормам, а именно об асоциальном или — если оно прямо противоречит социальным нормам — об анти-социальном поведении.

В этом и заключается общественный знаменатель делинквентного поведения, наркотической зависимости и перверсивных действий.

8.2. Объяснение возникновения перверсий

Перверсии выстроены по типу невроза

Фрейд и ранние психоаналитики видели в перверсивных действиях непосредственное продолжение детской сексуальности, например, когда мужчина как ребенок демонстрирует окружающим людям свой половой орган, чтобы шокировать их; женщина, облачаясь в определенную одежду, скорее преследует цель обнажить себя, нежели одеть; поклонник рок-звезды использует детали ее одежды в качестве фетиша.

Встречаются случаи, понять которые можно с относительной легкостью, поскольку подобные устремления весьма близки каждому.

С трудом воспринимается эксгибиционист, поступки которого постоянно сопряжены с опасностью; холостяк, полностью удовлетворяющийся фетишем; учитель-гомосексуалист, или незаметный обыватель, относящийся пренебрежительно, компрометирующий и пытающийся любым способом причинить боль человеку, по отношению к которому он совсем недавно выказывал дружелюбие и приязнь.

Ранние психоаналитики, ориентированные на психологию влечений. могли объяснить подобное поведение лишь симптоматическим образом — тем, что в данном случае мы имеем дело с невротическими симптомами.

За ними скрываются типичные эдиповы влечения ребенка в отношении матери и отца, а именно инцестуозные и сопернические желания. Согласно моему опыту подобная одипова теория» перверсий и сейчас во многих случаях соответствует действительности. Доэдиповые конфликты.

происходящие из более раннего детского возраста, играют, однако. не менее важную роль в возникновении перверсивного поведения.

Перверсия — это невроз недостачи.

Вспомним прочитанное о нарцистических нарушениях личности. о пограничных случаях, о «постклассических» неврозах недостачи и связи, и нам станут понятными необъяснимые прежде перверсивные действия.

Невыносимые чувства слабости, зависимости и ничтожности отражаются в этих действиях таким образом, что чувствуешь себя сильным, независимым и великолепным.

Примером могут послужить случаи, когда учитель мучает ученика, муж бьет жену, или когда приспособившийся обыватель за деньги удовлетворяет все свои желания у проституток, те желания, которые он к себе обыкновенно не допускает.

В каждом из этих случаев, хотя и мимолетно, но оживляется идея собственного величия, которая, в согласии с психоаналитическим учением о защите, помогает утратившему психическое равновесие человеку с помощью перверсивных действий легче переживать плохо выносимые чувства слабости, ничтожности и зависимости. Особенно отчетливо проявляется это в садо-мазохистских отношениях: перверсивная личность, как и в пограничном случае, расщеплена на две части, одна из которых до предела хороша, мощна и идеализирована, а другая — предельно плоха, беспомощна, проклинаема. Если в данный момент на другое лицо проецируется последняя, то тогда «проектант» ощущает себя великолепным, мощным, идеализированным и садистически мучает другого, который одновременно воспринимается как плохой и беспомощный и тем самым автоматически ставится в мазохистское положение.

Если вспомнить о психодинамике неврозов недостачи и связи, то перверсивные действия станут еще понятнее: перверсивный акт должен облегчить переживание невыносимого дефицита, отсутствия чего-либо, внутренней пустоты и ощущения бессмысленности и отчаяния.

Тем самым перверсивные отношения используются для защиты от невыносимых переживаний в духе обсуждавшихся выше (см. гл. VI. 2.1.) межличностных защитных механизмов. Разумеется, сам процесс действует лишь тогда, когда другое лицо подыгрывает.

В соответствующей «сцене» противоположные полюса легко приходят к обоюдным действиям прежде всего тогда, когда, например, садистические устремления одного идеально соответствуют мазохистским потребностям другого.

Перверсия как агрессивная форма любви

Как продемонстрировал Роберт Дж. Столлер (Stoller, 1975), в перверсивных действиях — особенно при садизме — находит свое выражение «эротическая форма ненависти «.

Подобная ненависть достаточно велика по своей силе и неуправляема, поскольку в большинстве случаев возникает реактивно, как реакция на травму, которую перверсивная личность пережила в детстве.

Во взрослом возрасте пострадавший переходит от обороны к наступлению и достигает триумфа в процессе перверсивного акта над другими. Когда-то подобный триумф был пережит кем-то над ним самим.

Компоненты ненависти или неуважения обнаруживаются во многих перверсивных отношениях, пусть они и выражены не столь явно, как в отношениях между садистом и мазохистом. Фетишист предпочитает фетиш другому человеку. Эксгибиционист не пытается обладать женщиной.

он лишь демонстрирует ей свой эрегированный половой орган и под угрозой изобличения достигает удовлетворения от самой возможности ее испугать. Трансвестит, не удовлетворенный биологически заданным полом, довольствуется, во многих случаях тем, что обманывает себя и других, переодеваясь в платье другого пола и показываясь в нем перед публикой (трансвестизм).

Если же речь идет о большем, а именно, о физических изменениях собственной сексуальной принадлежности, то мы имеем дело с транссексуализмом.

Иногда по ряду показаний врачи проводят транссексуалу соответствующую операцию, давая ему возможность стать тем, кем он желает стать. В оперативном вмешательстве еще ярче проявляется явное насилие перверсивных личностей: ведь пенис или грудь в этом случае удаляются.

Одержимость собственной потребностью, болезненные действия, компромиссный поиск желанной цели по своему характеру близки к мании, наркотической зависимости и к психозам. Собственно, люди, не воспринимающие реальность своего пола — мужского или женского — как нечто существующее де факте, являются сумасшедшими.

Находясь в чудовищном заблуждении, ценой разрыва с реальностью они с большим упорством желают измениться и добиться в этом деле успехов с помощью не менее сумасшедших хирургов.

Из-за скрытого или открытого по своему проявлению насилия, перверсивные действия характеризуются негуманностью, бесчеловечностью. Наиболее зримое воплощение это находит в сексуальном обладании животными (содомия) или трупами (некрофилия).

Люди, совершающие подобные действия, достойны сожаления, но своим поведением они, хотя и косвенно, в «вырожденной» форме, демонстрируют нам и нашу собственную манеру обращения друг с другом и со своими детьми. Неуважительное, бездушное отношение к ним.

как к предметам, а не как к живым людям или к дорогим гостям, которым чаще всего оказывается должное уважение.

Поэтому не стоит пропускать мимо ушей общее послание перверсивных личностей всем нам, которое гласит следующее: «Подобное происходит тогда, когда нас в детском возрасте преследуют, мучают, злоупотребляют нами и не любят нас!»

Подобное послание, хотя и воспринимаемое с известным трудом, следует рассматривать как своего рода апелляцию к обществу, к каждому из нас. Примеры многочисленных перверсий как бы иллюстрируют то, что родители и общество причинили таким людям в их детстве.

8.3. Проституция

Во многом сходные отношения — как и у многих перверсивных личностей — обнаруживаются в среде проституток, сутенеров и их клиентов. Здесь особенно бросается в глаза выраженное отграничение от остального общества, представленное в двух характерных типах:

1. Социологическое отграничение гражданского большинства от живущего в этой среде меньшинства.

2. Психоаналитическое отграничение больше похожее на специфику влечения, инстинктивного побуждения. Это и импульсы, нацеленные на сексуальное удовлетворение, и ищущие унижения другого поры вы ненависти.

Сутенер обходится с публичной женщиной точно так же, как и ее клиент.

Если же взглянуть на ситуацию в другом ракурсе, клиент способен в одном и том же действии, с одной стороны, позволять себе мазохистские мучения (уже хотя бы тем. что его бьют), а, с другой стороны.

одновременно унижать и женщину, оплачивая ее услуги и заставляя выполнять свою работу, что, в частности, наглядно продемонстрировано в фильме «Die flambierte Frau»23.

23 Фильм во многом аналогичен «Дневной красавице» Бунюэля. Однако героиня картины — молодая женщина, роль которой исполнила Г. Ландгреб, в отличие от Северины, не ограничивается половинчатыми решениями и резко порывает с иллюзорными общественными нормами.

В среде проституток особенно очевиден торговый аспект человеческой сексуальности, когда персональные отношения определяются не коммуникацией, а рыночными понятиями (Pep. 1972). Данный аспект прослеживается и в «нормальной» сексуальности большинства людей, однако, последним по тем или иным причинам не воспринимается.

Источник: https://bookap.info/psyanaliz/kutter/gl28.shtm

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector